наш телефонcomm@es-grupp.ru Обратный звонок
Национальный гарант
качества и экологической
безопасности
  • Знак "Качество и Экология" присваивается лучшей продукции российских производителей
  • Товары, отмеченные Знаком "Качество и Экология" формируют российский рынок элитной продукции
  • Знак "Качество и Экология" гарантирует высокое стабильное качество и безопасность продукта

Продолжая тему импортозамещения и продовольственной безопасности, «Капиталист» решил присмотреться к региональному рынку экопродуктов, а также граничащих с ним сегментов функциональных продуктов питания и БАДов. Конечно, спрос здесь нельзя оценить как массовый, но он устойчивый, с тенденцией к росту. И с хорошей перспективой включения в него региональных малых сельхозпроизводителей.

Иркутский журнал для предпринимателей «Капиталист», №06 (85), октябрь 2015

Текст Наталья Бочарова, фото Евгений Ракитянский

Объем рынка экопродуктов в России характеризуется цифрой в 150 млрд рублей (данные Союза органическо­го земледелия РФ). Это уже вполне себе заметная цифра. Хотя если сопостав­лять ее с мировым рынком органических продуктов (свыше $80 млрд), то это все­го три его процента. Так что перспектив — край непочатый, ведь спрос постоянно растет, и сама отрасль наращивает оборо­ты, несмотря даже на существующие кри­зисные явления. В пятилетней перспек­тиве, по оценкам экспертов, основные ее показатели увеличатся в 2-2,5 раза, а доля в мировом рынке органической про­дукции достигнет 10%.

Бизнес с приставкой «эко»

Но пока наш рынок экопродуктов нуж­но считать формирующимся: федеральная и региональная законодательная базы еще разрабатываются, отсутствуют государ­ственные стандарты. В связи с этим число экофермеров растет слишком медленно, ощущается товарный дефицит практиче­ски по всем группам товаров.

Существует и недостаток компа­ний, продвигающих производство и по­требление экопродукции. По оценкам экспертов, в России приверженцев здо­рового питания не более 5%, в Иркутске — и того меньше.

— У иркутского потребителя мента­литет другой. Здесь больше равнодуш­ных людей — им все равно, что они едят. К тому же розница не особо балует ассор­тиментом, — в беседе с нашим журналом сетует предприниматель, занимающийся реализацией продуктов для здорового пи­тания.

По мнению участников рынка, на весь наш регион сейчас едва ли наберется с десяток производителей экопродуктов и биологически активных добавок, чуть больше — розничных точек, реализую­щих, в том числе, и продукцию зарубеж­ных производителей.

  

Но эта статистика условна, так как в последнее время благодаря интер­нет-магазинам доступность данной ка­тегории товаров стала намного выше. Поэтому оценивать параметры регио­нального рынка только по работе мест­ных производителей и продавцов не со­всем верно.

Данный сегмент трудно анализиро­вать и с классических позиций: спрос- предложение-цена. Интересны те про­цессы, которые происходят внутри рынка. С одной стороны, он низкокон­курентный, и есть место для новых игроков. Но при этом инвестицион­ный интерес к созданию пищевых про­изводств почти нулевой. Обширная сырьевая база, в том числе дикоросы, наличие уникальных разработок и обу­ченных кадров не делают рынок более привлекательным для бизнесменов по причине низкой рентабельности и вы­соких рисков.

Отсутствующие стандарты

Европейские и американские стан­дарты для продукции органического сельского хозяйства вполне конкрет­ны. Например, надпись на упаковке «organic», «bio» или «есо» (все эти по­нятия — синонимы) показывает, что не менее 95% содержимого по весу (за вы­четом веса соли и воды) является орга­ническим. Надпись «made with organic» означает, что не менее 70% содержи­мого является органическим продук­том. Надпись находится на лицевой или верхней стороне упаковки, а за ней мо­жет следовать до трех наименований компонентов продукта. Надпись «less than 70% of content is organic» означа­ет, что менее 70% содержимого явля­ется органическим. При этом на упа­ковке может быть приведен список органических компонентов. Однако слово «organic» не может быть исполь­зовано на лицевой стороне упаковки.

В России качество любого товара ре­гламентируют ГОСТы и ТУ, где указа­но, что должно быть в продукции. Но от­дельных госстандартов, позволяющих отнести продукты питания к «био» или «эко», нет. Как нет и четкого определе­ния того, по каким характеристикам продукты можно отнести к данной кате­гории. Поэтому в сегменте натуральных продуктов присутствует большая пута­ница — как их только не называют: эко- , био-, натурпродукты, органические, фермерские, крестьянские...

Зачастую зеленый значок «био» кра­суется на российских товарах просто потому, что производители самостоя­тельно решили, что выпускают соответ­ствующую продукцию. Это могут быть действительно хорошие товары, по ка­честву не уступающие европейским, где есть стандарты «био». Но возмож­но и другое. В подавляющем большин­стве случаев наличие зеленого ярлычка на российских товарах всего лишь мар­кетинговый ход: такая продукция вызы­вает доверие, ну и стоит дороже.

Кстати, для российских продуктов су­ществует единственное законное обо­значение — значок «Не содержит ГМО». Какое же производство считать «эко», а какое — нет, единого мнения нет даже среди профессионалов.

Зачастую зеленый значок «БИО» красуется на российских товарах только в качестве маркетингового приема

 

Бабушки с натурпродуктом

— Бабушек, продающих овощи со своего огорода, можно считать произво­дителями экопродукции или нет? А фер­меры — это экорынок или нет? — рас­суждает директор сети экологических минимаркетов «Эко-точка» Татьяна Лу­кьянова. — Реально данная продукция может не уступать по качеству лучшим экотоварам, а формально вроде как и не производство.

Понятие «экопродукты» — это целост­ный подход к производству вообще, а не только к наличию или отсутствию синтети­ческих добавок в продуктах.

— В производстве экопродуктов важ­но все: где сырье выращено, как и чем зем­ля удобрялась, как сырье перевозится и как хранится, как попадает на производство, — объясняет руководитель регионального от­деления органа по сертификации «ЭнергоСтиль» Наталья Пухова.

Собеседник «Капиталиста» далее пере­числяет целый список пунктов, которым надо соответствовать при производстве экопродуктов — даже настроение работни­ков учитывается.

Несмотря на отсутствие государствен­ных стандартов, в России есть предприя­тия, производящие настоящую экопродук­цию. Они подтвердили это добровольной сертификацией.

В 2013 году в соответствии с госполити­кой в области экологического развития Рос­сии была введена система добровольной сертификации качества и экологической безопасности «ЭнергоСтиль». И сегодня эксперты — представители органа по сер­тификации, специалисты контролирующих органов, ученые — проверяют предприя­тия, выпускающие натуральные продукты. Выезжают на производство, проводят ана­лизы, берут пробы, изучают документацию и по итогу проверки коллегиально выносят решение: достоин производитель сертифи­ката или нет.

В настоящее время более 200 наиме­нований товаров (чая, шоколада, хлеб­цев, сыра) и услуг в сфере пищевого производства подтвердили свое право размещать знак качества «ЭнергоСтиль» на своей продукции. Маркировка — ин­струмент, который в итоге сформирует этот рынок, пока, к сожалению, развива­ющийся стихийно.

В скором времени список сертифи­цированных предприятий пополнится и производителями из нашего региона. Недавно в Иркутске открылось регио­нальное отделение органа по сертифи­кации. В настоящее время формируются базы данных, ведутся переговоры с про­изводителями. Уже налажено сотрудни­чество с Роспотребнадзором и Минсель­хозом Иркутской области.

Цель сертификации — сформиро­вать и расширить российский рынок каче­ственной экологически чистой продукции с помощью маркировки товаров и услуг Знаком качества и экологической безопас­ности «ЭнергоСтиль», — отмечает Наталья Пухова.

  

Наталья Пухова, руководитель регионального отделения органа по сертификации «ЭнергоСтиль»

 

Добровольная сертификация — яв­ление своевременное, хотя и охватывает лишь незначительную часть рынка. Но с чего-то надо начинать.

Ситуация с качеством пищевых про­дуктов на российском рынке катастро­фическая. Взять, к примеру, сыр. Насто­ящий продукт в магазинах не найти. Все, что есть на прилавках — это сырный про­дукт, за редким исключением, — утверж­дает эксперт.

Вино из лимонной кислоты

С тем, что на прилавках наших магази­нов мало натуральных продуктов, соглас­на и доцент кафедры органической химии и пищевой технологии ИРНИТУ Галина Гу­сакова.

— Мы со студентами исследовали приобретенные на рын­ке образцы вин и не нашли в составе ничего, кроме лимон­ной кислоты, а эти товары позиционируются как натураль­ные, — рассказывает об эксперименте преподаватель. — Куда тогда делись яблочная, янтарная, винная кислоты, присущие этому продукту? Их там изначально не было. Значит, напитки — полный фальсификат: разбавили воду с лимонной кисло­той, добавили ароматизаторы и продают. Мы изучаем рынок, и выводы неутешительные: на полках магазинов далеко не натуральные продукты. Как нам защитить себя? Только раз­вивая собственные производства, на которых будет использо­ваться местное сырье.

Мясо, яйца, хлеб — фермерские

Чтобы бизнес заинтересовался производством экопро­дукции, на нее должен быть стабильный и высокий спрос. Сегодня, по мнению экспертов, спрос есть, но не массо­вый. Сложившаяся в России культура питания далека от понятия «здоровое питание», к тому же потребление про­дуктов с ГМО, добавками, красителями нам навязывает повсеместная реклама.

Диаметрально противоположная ситуация с продвиже­нием экопродуктов.

— Низкий спрос обусловлен недостаточной информи­рованностью населения, — считает доцент кафедры орга­нической химии и пищевой технологии ИРНИТУ Ольга Ку­прина. — К примеру, в Иркутске очень сложно продвигать функциональные продукты с полезными биодобавками. У большинства людей они ассоциируются с канцерогенами, с чем-то запрещенным. В настоящее время потребление про­сто натуральных продуктов уже приравнивается к потре­блению функциональных.

Эту тенденцию отражают и потребительские предпочте­ния. Наибольшим спросом у иркутских покупателей пользу­ются фермерские мясо и яйца, а также бездрожжевой хлеб. Экзотические ягоды годжи и кокосовое масло далеко не на первом месте среди предпочтений. Еще поклонники здоро­вого питания хорошо покупают натуральные заменители са­хара — стевию, сироп топинамбура.

Пока данный рынок небольшой по объему. Если рас­суждать о массовом спросе, то на него в значительной мере влияет цена продуктов. Зачастую потребитель выби­рает то, что дешевле. А экопродукты не могут стоить дешево, разница в цене с аналогичными товарами массового спроса — минимум 10-15%. А по целому ряду товаров цена может быть выше в два-три раза. Та же фермерская колбаса стоит 1,5 тыс. ру­блей, пол-литра растительного кукуруз­ного масла — около 150 рублей.

 

РЫНОК ЭКОПРОДУКТОВ

 

Мировой,

млрд долл.

Россия,

млрд руб.

2014

80

150

2020 (прогноз)

200-250

300-400

Источник: Союз органического земледелия РФ

 


 

Справка «Капиталиста»

Функциональными продукта­ми принято считать пищевые продукты, обеспечивающие организм необходи­мыми веществами, которые невозмож­но получить в достаточном количестве в рамках традиционного рациона пита­ния. То есть обогащенные продукты или с естественной высокой концентрацией полезных веществ.

Экопродукты - это продукты, сы­рье для которых получалось (выращива­лось) без применения химической об­работки, пестицидов, гербицидов, без вмешательства в генетику растения, без применения стимуляторов роста. Такие товары обычно имеют маркировку Есо, Bio, Organik, что означает; это полезный продукт, он не содержит синтетических добавок.

Гринвошинг - недобросовестное использование приставок «эко», «био», «органик».


Иркутские магазины, реализующие эко- и биопродукты, небольшие. Бизнес этот не особо прибыльный. «Трудностей хватает, — говорит предприниматель, ра­ботающий в сфере биопродуктов. — Что­бы увеличить оборот, надо расширять ас­сортимент, но для этого необходимо иметь магазин площадью под 70 кв. м. А при ны­нешних ценах на аренду это нереально. Не окупится».

Открытое производство

Конкурентное преимущество экопро­дукции — качество.

— В Иркутске создано предприятие по производству сыра. Предприниматели установили итальянское оборудование, сырье получают от собственных коров и реализуют продукцию через собственный магазин, — рассказывает Галина Гусако­ва. — Производство «открытое», можно прийти и посмотреть, как сыр делается. Видя это, я знаю, за что заплатила деньги, покупая товар.

Создание «открытых» производств — это гарантия качества продукции. «Хочу, чтобы точно так же в Иркутске выпуска­лись соки, напитки и вина из местного сы­рья», — делится преподаватель.

В Иркутской области богатая сы­рьевая база, и можно наладить про­изводства, которые не только решат проблему с насыщением рынка каче­ственными и натуральными продукта­ми, но и создадут региональные про­дуктовые бренды.

В ИРГТУ есть целая копилка уникаль­ных разработок по производству продук­тов с повышенной физиологической цен­ностью.

Есть обычное и безалкогольное пиво, медовуха, квас, спортивный напи­ток на молочной сыворотке с повышен­ным содержанием белка, — перечисля­ет доцент кафедры органической химии и пищевой технологии ИРНИТУ Елена Привалова. — Но они нигде не реали­зуются, это только экспериментальное производство.

Также есть разработки вин из облепихи и курильского чая, хлеба с солодкой, мар­мелада из облепихи, пряников и др. Боль­шинство разработок запатентовано.

Копилка неиспользованных идей

Продукты с уникальными свойствами разрабатывают не ради научного интере­са. Цель — внедрение.

Я студентов мотивирую заниматься разработками, убеждая, что они будут де­лать на этом бизнес, — утверждает Гали­на Гусакова. — Они активно занимаются научными исследованиями, и наступает момент, когда продукт этих исследований нужно внедрять. Встает вопрос: на ка­кие средства создавать и оснащать малое предприятие? Инвесторов нет, слишком низкая рентабельность и высокие риски. Ожидаем помощь от государства, по­скольку со всех сторон только и слышим, что власть готова поддерживать мелких производителей, инновационный биз­нес. Обращаемся, участвуем в программе «Старт», под нее открываем предприятие. По итогу — предприятие есть, а финанси­рования на запуск нет. Набегались, а ре­зультат нулевой, еще и налоги с отчисле­ниями платить надо.

С чиновниками вообще сложно. Когда студенты представляют на выставках свои идеи, представители власти сильно удив­ляются, что все это делается у нас. «Они даже не знают о том, что есть такие специ­алисты, что есть такие возможности у ре­гиона, мы для них мало интересны», — жа­луется преподаватель.

Трудности производства

Начальные инвестиции в производство вина и безалкогольных напитков по уникальным технологиям составляют 1-1,5 млн рублей — на закупку и установку обо­рудования. Инвесторы не идут, государство не заинтересовано.

Выход — вкладывать личные сред­ства. Брать кредит? — задается вопро­сом Галина Гусарова. Но новое предпри­ятие не потянет такие высокие проценты. Поэтому и получается, что научных идей много, а результата нет. Институт готов помогать, вкладываться, но только в на­учно-исследовательскую деятельность. На запуск производства с неясными ком­мерческими перспективами финансиро­вания нет.

Почему от идеи до ее внедрения да­леко не один шаг? Во-первых, натураль­ные продукты — товар скоропортящий­ся, отсюда сложности с реализацией. Во-вторых, чтобы вывести на рынок про­дукцию с уникальными свойствами — не­обходимы серьезные вложения в рекламу и продвижение. В-третьих, низкая рента­бельность.

У хлебопекарного предприятия рентабельность 12%, а срок окупаемости 2,5 — 3 года. Бизнесу интересен проект, если рентабельность 50% и выше. А где в промышленности взять такие цифры? — задается вопросом Ольга Куприна.

Еще проблема — розница. Крупным ма­газинам и сетям нужны объемы, которые малое предприятие на первых порах дать не может.

Даже если мы сегодня выйдем на крупного производителя и предложим свои идеи, заинтересованности не увидим, —ут­верждает Галина Гусакова. — Крупный биз­нес хочет сразу большие обороты, и чтобы голова не болела. А зачем ему скоропортя­щиеся продукты? Добавлять консерванты проще и выгоднее.

Как увеличить доходы

И все же рынок перспективен. Во мно­гих регионах есть уникальные разработки и планы по их внедрению. Есть и успешно реализованные проекты. Например, том­ское биомороженое, для производства ко­торого используются только натуральные продукты — сливочное масло и молоко, в состав входят пробиотики. Продукция по­лучила золотую медаль в конкурсе ин­новационных разработок в области био­технологий. Выручка от реализации на сегодняшний день достигает нескольких миллионов долларов.

Иркутское предприятие «Сибпри- бор» инвестировало средства в разработ­ку уникальных биологически активных добавок на основе местного природного сырья. Инновационный продукт восемь лет разрабатывали и тестировали уче­ные научно-исследовательских институ­тов Иркутска и Москвы. Продукт не имеет аналогов на рынке России и его прода­жи растут. Но чтобы сегодня реализовы­вать до 50 тыс. упаковок БАДов «Биочага» и «Биодигидрокверцетин» в месяц, ком­пании потребовалось пройти через все сложности запуска инновационного про­изводства.

— Были проблемы с подбором персона­ла, пришлось долго искать квалифициро­ванные кадры, которые удовлетворили бы потребности производства, — вспоминает директор по маркетингу ООО «Сибприбор» Ольга Усольцева.

На сегодня продукция реализуется через аптечные сети и экспортируется в Китай и Корею. БАДы пользуются боль­шим спросом среди населения, так как для их производства компания исполь­зует только натуральное сырье, что осо­бо ценится.

Ольга Усольцева отмечает, что пер­спективы развития рынка натуральных природных продуктов сегодня достаточно большие. Спрос растет, и компания плани­рует дальнейшее продвижение продукции в страны Азии — на Филиппины, в Индию и Индонезию плюс максимальный охват ре­гионов России.

Интересно, что перспективную при­быльность органического земледелия и производства экопродуктов подтверди­ли даже исследования ООН. Об этом на международном форуме «БиоКиров» рас­сказал исполнительный директор Сою­за органического земледелия Яков Любоведский.

«ООН проводила исследования в раз­ных странах, согласно которым при ре­организации хозяйств с внедрением методов органического производства продуктивность малых форм хозяйство­вания повышалась на 116%, а доходы фер­меров увеличились в два-три раза. Произ­водственные процессы, независимые от поставок удобрений, пестицидов, анти­биотиков, гормонов роста и т.д., сделали крестьянские хозяйства более самостоя­тельными и свободными от внешних эко­номических факторов», цитирует Любоведского агентство «Финмаркет». 

 

Партнёры

Росаккредитация
Таможенный союз
Росстандарт

"В соответствии с приказом Минпромторга России от 10 октября 2012 г. № 1440 «Об утверждении Административного регламента предоставления Федеральным агентством по техническому регулированию и метрологии (Росстандарт) государственной услуги по ведению единого реестра зарегистрированных систем добровольной сертификации» (зарегистрирован в Минюсте России 11 марта 2013 г., рег. № 27594, опубликован в Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти, 2013, № 21) направляются документы Системы добровольной сертификации продукции, работ (услуг) и систем менеджмента качества и экологической безопасности «ЭнергоСтиль» (новая редакция), зарегистрированные 28 июля 2014 г., рег. № РОСС RU.З1245.04ЖKB1."

Контакты:

2013 © 2018 Все права защищены. Группа компаний ЭнергоСтиль     карта сайта Наверх